Электронная подписка

Игра в высшей лиге

Надршина Э. Р., форензик

В России не раз было так, что сначала в язык приходило иностранное слово, а уже потом появлялось явление или предмет, которое это слово описывает. С «форензиком» — как процессом и специализацией, получилось наоборот — явление и проблемы классические, а термин — новый...

И все-таки — что такое и кто такой — форензик?

...«География» компетенций, которая привела меня к профессиональной работе в сфере форензик, достаточно обширна. Руководитель консалтингового холдинга, арбитражный управляющий, специалист по банкротствам — это, как я сейчас вижу, некая своеобразная лестница профессионального роста. Форензик — ее вершина. Если применить спортивную терминологию — игрок высшей лиги.

При этом сразу подчеркну терминологическую особенность — «форензик» это не только специализация, профессия, но и сам процесс. Определение понятия «форензик» соотносится с понятиями, предложенными рядом зарубежных и отечественных авторов, но имеет более расширенную трактовку, охватывающую несколько определений, что помогает глубже понять суть новой услуги*.

Форензик является перспективным направлением деятельности в сфере услуг, так как каждый год наблюдается тенденция роста экономических преступлений. Поэтому главная задача такого профессионала — провести финансово-экономическое расследование. Увидеть, почувствовать, найти схему. Схему, по которой проводилось мошенничество внутри компании.

Подобное финансовое расследование представляет собой основополагающее направление форензик. «Взглядом снаружи» это выглядит достаточно просто: сбор, изучение, анализ и рассмотрение существенных обстоятельств экономического правонарушения для разработки эффективной методики выявления совершенных нарушений. В том же ряду — выработка рекомендаций по построению эффективной системы, которая направлена на противодействие дальнейшим нарушениям. Именно «снаружи» — потому что за каждым из названных элементов объективно стоит не только сумма знаний, но и опыт, множество пройденных и отработанных вариантов. Поэтому на практике мы, форензики, должны обладать не только целым спектром специальных навыков, но и иметь чутье, профессиональную интуицию.

Уже в начале разговора особо подчеркиваю — краеугольным камнем нашей работы является ее категорическая конфиденциальность. Я не только название компании или имя персоны привести не могу — не имею права даже намекнуть! По простой причине, что любая, самая незначительная огласка каких-то расследований внутри компании наносит ей серьезный репутационный ущерб.

(По статистике опросов ТПП РФ, в 40,7% случаев компании не обращаются в правоохранительные органы, боясь навредить собственной репутации — прим. ред)**

Именно поэтому, вынужденно, объясняю сейчас суть работы общими понятиями. Не имею права делиться опытом, ссылаться на рекомендации клиентов или конкретные практические ситуации. Могу лишь провести общий, ознакомительный экскурс в это понятие и отметить некоторые профессиональные моменты. Не более того...

Впрочем, вернемся к основной теме. Слово «расследование» очень точно выражает суть нашей работы. Мошенничество не просто совершенствуется — оно, если можно так выразиться, совершило эволюционный скачок, перешагнуло мир, в котором не было Интернета, оффшоров, биткоинов и социальных сетей.

Современность такова, что экономические преступления неразрывно связаны с деятельностью большинства компаний. Так согласно исследованиям PwC, примерно каждая третья организация в мире (36%) за 2016–2017 гг. столкнулась с разными видами мошенничества, а в России этот показатель составляет 48%***. Следовательно, почти каждая вторая компания имела дело с незаконным присвоением активов, фальсификацией отчетности, выводом активов, киберпреступностью и другими видами мошенничества.

Сейчас схемы, которые используют нечистые на руку сотрудники или партнеры, очень продуманы, запутаны и глубоко спрятаны. Даже для того, чтобы понять, что здесь что-то не чисто, нужно провести массу мероприятий. Инициатором подобных расследований выступают в основном собственники, которые перестают получать прибыль в компании, инвесторы, в том числе иностранные, или партнеры, которые не могут разделить бизнес.

Законом не установлено обязательное проведение процесса форензик, поэтому у собственников или менеджмента компаний есть выбор, прибегнуть к специалистам за оказанием такой услуги или нет. При этом опыт (как наш, так и во многом идентичный ему зарубежный) определил несколько ситуаций, при которых специалисты в области форензик могут быть необходимы:

Из сказанного объективно следует, что форензик — это область знаний на стыке юриспруденции, аудита, судебной бухгалтерии и психологии. Форензик должен понимать психологию мошенничества, знать, какие факторы в компании подталкивают личность к этому шагу. Важно не только выявить, но предотвратить потенциальные ошибки руководства компании.

Раскрою небольшой секрет: любой форензик проходит курсы профайлинга. Мы постоянно учимся и владеем специальными техниками, разбираемся в психотипах личности и понимаем, как в ходе интервью с сотрудниками компании выявить ложь.

Получается композитное соединение разных специальностей, разных профилей. Казалось бы, многочисленные тонкости требуют привлечения немалого числа узких специалистов... Однако приведу вас к очередному парадоксу: в большинстве случаев форензик работает если и не в одиночку, то привлекая минимальное число, даже хорошо проверенных, экспертов. Эксперт знает только свою конкретную задачу. Общую картину вижу только я.

Все по той же банальной причине — конфиденциальность работы. Чем шире круг посвященных лиц, тем выше вероятность даже случайной, непреднамеренной утечки информации. Далее, как говорится — см. выше: репутационный урон заказчику.

Но это далеко не все ситуации, когда будет полезен «форензик». С помощью расследования и рекомендаций форензик компания может разработать внутренние системы собственной финансовой или шире — экономической безопасности. Кроме этого, важным следствием нашей работы является адекватное представление о финансовой деятельности контрагентов.

Это если говорить о внешних операциях, но независимое экономическое расследование пригодится и внутри компании, так подобная операция поможет выявить лиц в самой фирме, которые «сливают» информацию конкурентам, осуществляют мошеннические операции и т. д.

Конечно, только лишь расследованиями деятельность форензик не ограничивается. Как минимум, можно выделить еще два отдельных направления. Во-первых, достаточно большую часть занимает разрешение спорных ситуаций, когда форензик выступает в роли медиатора и помогает сторонам договориться.

Количество сценариев здесь самое разнообразное: собственники делят бизнес, покупатели недовольны продавцом, бывают и семейные разбирательства, связанные с наследованием бизнеса при разводе или смерти собственника. И здесь без знаний юриспруденции и права не обойтись: мы решаем не только коммерческие, но и правовые вопросы.

В каких-то ситуациях мы выступаем как юристы и представляем интересы клиента в суде, в том числе и уголовных делах. Можно собрать доказательства мошенничества, которые могут быть использованы в дальнейшем в суде, получить независимую экспертную оценку документации, а также использовать данные независимой экспертизы в судебных спорах, а специалист, осуществляющий расследование, может участвовать в качестве свидетеля-эксперта.

Вторая часть — это анализ и оценка всевозможных рисков, связанных с заключением сделок, вложением инвестиций, делаю прогнозы развития ситуаций, сложившихся в компании. Так же форензик обладает полномочиями проверять результаты аудиторских заключений, вести переписку с банками и оспаривать их решения.

Одно из базовых отличий форензика от понятия бизнес-терапевта состоит в том, что мы не лечим компанию — это прерогатива ее собственников, руководства или инвесторов. Мы указываем на обнаруженные болевые точки, определяем причины их возникновения и можем даже спрогнозировать экономические или юридические последствия. Но принимать какие-то организационные меры или кадровые решения — вне нашей компетенции.

***

Убеждена — рынок для профессионалов форензик будет только расти. Не только потому, что совершенствуется и усложняется антикоррупционное, налоговое и иное законодательство. Сложности экономических реалий растут лавинообразно — а это значит, что спрос на услуги форензик-специалистов будет расти в той же пропорции.

Одно из оснований для такой убежденности — вера в растущий профессионализм и компетенции наших предпринимателей. У любого бизнесмена, который с нуля построил свой бизнес и дорожит им, есть профессиональное чутье. Думаю, здесь никто не будет спорить со мной, и если это чутье подсказывает, не дает покоя, стучит в висок — это основание, чтобы пригласить профессионала форензик.

Можно много говорить об общей симптоматике компании, разбираться в аналитике и отчетах, но, за почти пятнадцатилетний опыт работы, я вывела некоторые общие тревожные моменты, которые озвучиваю своим клиентам.

Во-первых, это любой критичный для бизнеса вопрос, решение которого для предпринимателя нетривиально, непривычно или вне рамок профессиональной деятельности. Конечно, так или иначе, рано или поздно, он этот опыт сам приобретет, но обычно это означает «очень дорого и долго». Именно форензик, как непредвзятый эксперт, может помочь предпринимателю идентифицировать «неочевидную проблему», которая, как правило, искусно прячется за облаком поверхностных симптомов. Именно здесь чаще всего происходит сбой.

В информатике есть принцип: «Garbage in, garbage out», что значит: «Мусор на входе дает мусор на выходе». Ведь, как правило, руководитель бизнеса перегружен целой лавиной проблем и эмоционально привязан к истории больного вопроса, поэтому ему гораздо сложнее объективно взглянуть на все со стороны. В нашем опыте накопилось немало примеров, когда причиной бизнес-неудач была ошибка с изначальной идентификацией сути проблемы. А для форензика найти эту болевую точку — профессиональное требование и весомый итог работы.

Если отойти от формализованного изложения, то «симптомы» внутренней болезни компании достаточно просты и понятны:

— Если в бизнесе у вас вроде бы хорошо все, но что-то не дает покоя, тревожит — срочно ко мне!
Если вам кажется, что кто-то из партнеров или сотрудников не чист на руку — срочно ко мне!
Если есть сомнения или вы не согласны с заключением надзорных органов — срочно ко мне!

— Почему срочно?

— Потому что время — деньги!

*Определение дано Михаилом Анатольевич Городиловым. Доктор экономических наук, доцент, заведующий кафедрой учета, аудита и экономического анализа ФГБОУ «Пермский государственный национальный исследовательский университет»
**Совместное исследование PwC с Аналитическим центром НАФИ
***«Температура бизнеса-2018» — совместное исследование ТПП РФ и ВЦИОМ

Скачать статью в doc


Возврат к списку


Архив номеров

В архиве находятся все
вышедшие в свет номера журнала

Ознакомиться с архивом

Подписка

Будьте в курсе событий.
Получайте свежий номер первым

Электронная подписка

Социальные сети

Следите за новыми выпусками,
статьями и заметками.

Страница на Facebook